«Вологдареставрация»

Автономное учреждение культуры Вологодской области

Вологда, ул. Герцена, 37 / (8172) 72-13-65
vologdarestoration@mail.ru

Вологда, ул. Герцена, 37
(8172) 72-13-65
vologdarestoration@mail.ru


Татьяна Ватсон, потомок дворянского рода Брянчаниновых, встретилась с вологжанами

 

Жительница Австралии, основательница крупного благотворительного фонда, мать четверых детей, жена морского офицера-англичанина, дочь чеха и русской эмигрантки – все это о Татьяне Ватсон, внучке последнего владельца усадьбы Покровское Владимира Николаевича Брянчанинова. Вот уже 23 года Татьяна Александровна проводит каждое лето в окрестностях фамильной усадьбы ее предков и с удовольствием общается с теми, кто хочет больше узнать о дворянском роде Брянчаниновых. Встречи с ней проходят на территории усадьбы, а 17 августа Татьяна Ватсон приехала в Вологду, чтобы те из вологжан, кто не имеет возможности побывать в Покровском, могли встретиться с ней и задать свои вопросы.

На встрече, которая началась своеобразной викториной от заведующей культурно-просветительского и духовного центра «Усадьба Брянчаниновых» Ольги Лисенковой на тему «Знаете ли вы Покровское», Татьяна Ватсон с удивительной для 83-летней женщины памятью на даты и события рассказывала о своих бабушке и дедушке, уехавших из усадьбы после революции, о жизни своих родителей, о том, как она очутилась в далекой Австралии, и о многом другом. Приведу лишь несколько цитат из рассказов и воспоминаний Татьяны Александровны.

Из воспоминаний о дедушке и бабушке – Владимире Николаевиче и Софии Алексеевне Брянчаниновых: «Как мне рассказывали, бабушка и дедушка познакомились на царском балу в Петербурге (бабушка была урожденной Татищевой). В 1903 году они поженились и прожили в браке больше 60 лет! Жили они очень дружно. Для меня они были вторыми родителями – я жила с ними 4 года, с 1945 по 1949 год, когда маме с папой по работе пришлось уехать на юг Чехии. Дедушка следил за моим духовным воспитанием, читал мне о святых, учил, как ходят в церковь, как молятся. А бабушка была «ответственна» за остальную часть моего воспитания: как себя вести, что надо делать и т.д. К примеру, мне всегда надо было сидеть с прямой спиной, бабушка очень следила за этим и делала замечания. Или я должна была делать реверансы и одновременно целовать руку ее пожилым знакомым, приходящим к нам в гости».

Рассказала Ватсон историю о том, как последний владелец усадьбы уезжал из своего имения: «В 1917 году к дедушке пришли крестьяне из Покровского и сказали: “Владимир Николаевич, завтра придут большевики, мы не можем вас защитить”. Они приготовили ему большой чемодан с едой и проводили на поезд в Москву. Дедушка успел взять с собой только самое ценное. Сейчас бы нам это показалось странным: мы берем с собой в качестве самого ценного паспорт и другие документы. Дедушка же взял старые семейные фотографии и книгу Георгия Лукомского «Вологда в ее старине». В этой книге были в том числе фотографии усадьбы в Покровском – это издание я храню до сих пор».

Как Татьяна Ватсон попала из Европы в Австралию: «После отъезда из России бабушка с дедушкой со своими детьми – моей мамой и ее сестрой – жили в Чехии. Там мама вышла замуж за папу и там же родилась я. В 1948 году в Чехию пришел коммунизм. Как потомки белых эмигрантов, мы были вынуждены опять уехать – так мы сначала оказались в Австрии, в Вене, там я начала ходить в немецкую гимназию. А австралийцы в то время очень активно приглашали европейцев, знающих английский язык, переселяться в Австралию – там не хватало рабочих рук, надо было заселять страну. Тогда мама и папа решили ехать в Австралию, рассуждая, что если коммунизм придет на край света (каковым тогда им виделась Австралия) – тогда уже некуда бежать. Бабушка и дедушка же не хотели ехать на край света – они переехали во Францию, где у нас было много родственников – семья брата бабушки, который во время Первой мировой войны был послом во Франции».

Знакомство с будущем мужем: «В Австралии я пошла учиться на медсестру и там познакомилась с моим будущим мужем. Он был офицером морской службы, но потом решил, что хочет стать стоматологом и тоже пошел учиться. Однажды он подвозил меня домой и спросил, не хочу ли я пойти с ним в кино – я сказала: «Да; почему нет?» Через несколько недель он сказал: «Вы бы не хотели быть моей женой?» И я опять ответила: «Да; почему нет?» Мама, узнав об этом, сначала рассердилась: «Ты что, не знаешь этих моряков – у них в каждом порту жена!» Но потом, когда он пришел и официально попросил моей руки, он им тоже понравился. Дональд захотел, чтобы мы оставались женихом и невестой еще год, чтобы он мог закончить первый курс обучения на стоматолога. Он говорил так: «Если у меня не выйдет (учиться), я стану обвинять тебя». Так мы и поступили, а через год повенчались – в православной церкви, очень скромной и маленькой, которую мы сами и построили. У нас родилось двое детей, а спустя время – еще двое».

О жизни в Австралии: «Я вышла на пенсию, когда мне было 55 лет – тогда еще были такие законы. Сейчас у нас на пенсию выходят в 65 и говорят, что пенсионный возраст могут увеличить до 70. А оказавшись на пенсии, мы с мужем стали путешествовать».

О том, как она впервые узнала о Покровском и впервые побывала в родовой усадьбе: «Когда я жила с бабушкой и дедушкой, они очень много мне рассказывали о Покровском. И мама с тетей тоже часто вспоминали о своем детстве, проведенном в Покровском. У них, детей, была маленькая каретка с маленькой лошадкой, они в ней ездили. Моя тетя была большой шалуньей. В парке было очень много лягушек и тетя однажды сказала, что она может взять лягушку в рот. Мама не поверила и тогда тетя действительно запихала в рот лягушку! Поскольку я очень много слышала о Покровском, мне страшно хотелось там побывать. У моего мужа, т.к. он был морским офицером, часто гостили моряки, в том числе из России (это было в начале 1990-х годов). Я спросила у них про Покровское – они обещали разузнать и, действительно, в следующий приезд сказали мне, что в Покровском теперь санаторий для туберкулезных больных. Мы с мужем получили визу и поехали в Вологду, но, приехав сюда, не знали, как нам найти Покровское. Я зашла в церковь Покрова на Козлене и попросила проводить меня в епархию, потому что Покровское ведь – родина святителя Игнатия. Нас принял епископ Максимилиан и устроил нам поездку в усадьбу. Так я очутилась на родине предков. Храм в Покровском тогда был – четыре кирпичных стены и табличка о том, чтобы неравнодушные люди помогли в его восстановлении. И я решила помочь его восстановить – с 1994 года я приезжаю сюда и помогаю».

 Елена Легчанова

 

 

 

Поделиться